Новости

Мурманск

11.11. 2011


«Полный привод 4х4 №11, 2011»

Экспедиция «От Мурманска до «Мурманска» стартовала в конце сентября, семь «Ховеров» всех модификаций и обновленный Wingle с 2,2-литровым бензиновым мотором проехали по каменистым грунтовкам Кольского полуострова до самого севера европейской России - мыса Немецкий, а затем отправились на Нордкап - самую северную точку Европы. Главной же целью поездки стал российский крейсер «Мурманск», потерпевший крушение у берегов Норвегии. Как это ни печально, в «лихие девяностые» еще вполне пригодный к службе военный корабль продали на металлолом в Индию. Индийцы потащили его к себе буксирами, но в сильнейший шторм крейсер сорвался с тросов, и его выбросило на мель возле острова Соройя. Но обо всем по порядку.

П0ГРАН30НА - ВХОД СВОБОДНЫЙ

Во времена холодной войны попасть на Рыбачий было сложно даже жителям Мурманска, да и в начале двухтысячных, чтобы получить разрешение на въезд, нужно было заказывать пропуск в Мурманском погранотряде или в Управлении ФСБ по Мурманской области и ждать пару недель. Зато сейчас, пролетев до Титовки сто километров по хорошему асфальту, мы просто показали пограничникам паспорта, и нам открыли шлагбаум.

Съехав с трассы почти сразу за КПП, попали на «главную дорогу», по которой к мысу Немецкий добирается большая часть путешественников. Традиционная остановка на «Пьяном ручье» - обязательный ритуал для всех экспедиционеров, здесь положено перекусить, а тем, кто не за рулем, и принять стопку за удачу. И скорее в путь, ведь погодные условия на севере меняются так быстро, что вчера еще сухая грунтовка с умеренными бродами может мгновенно стать непроходимой. Нам с погодой очень повезло, мы буквально «ухватили за хвост» бархатный сезон, красивейшую северную осень, когда тайга искрится в холодном прозрачном воздухе ярким золотом и киноварью еще не опавших листьев.

Однако не всегда здесь было так спокойно. Во время Великой Отечественной войны бои с фашистами были очень ожесточенными, земля усеяна осколками снарядов, и нужно смотреть под ноги, чтобы не наступить на кусок ржавой колючей проволоки, торчащей из-под мха.

Скорость движения невелика, грейдер изрыт ямами, попадаются грязевые участки, глубокие лужи, но наши «китайцы» без труда справляются с этими препятствиями, не отстает даже почти «паркетный» дизельный Hover Н5 с автоматической 5-ступенчатой трансмиссией от корейской компании Houndai Mobis. Почему «паркетный»? Несмотря на одинаковую внешность, Wingle 5 с двухлитровым турбодизелем мощностью 150 л.с. и «автоматом», очень сильно отличается от бензиновой версии с 2,4-литровым мотором мощностью 136 л.с. на «механике».

Вместо традиционной полноприводной трансмиссии типа «Part-time» с жестко подключаемым приводом передних колес и демультипликатором, Great Wall Hover H5 TD AT, как и большинство «паркетников», оснащается муфтой подключения полного привода «по требованию», только у него не задний, а передний мост автоматически начинает работать, когда электроника замечает пробуксовку. В нормальных условиях 100% крутящего момента поступает к задней оси, но соотношение может изменяться до 50/50, а вот «понижайки» у него нет вовсе.

До контрольной точки на мысе Немецкий добрались без приключений. На среднем бездорожье хорошо показал себя и пикап Wingle 5, пусть у него и самый маленький 2,2-литровый бензиновый мотор мощностью 106 л.с, но какая-то тяга на низах все же есть, да и передачи в 5-скоростной механической коробке подобраны неплохо для таких условий.

Жизнь на Немецком едва теплится - работает маяк, крутятся локаторы военных, но людей мы так и не увидели, никто не вышел нам навстречу. Похоже, пограничники слишком привыкли к туристам, чтобы отвлекаться от службы. Совершив обязательный обряд под названием «фотосессия», наша колонна отправилась в обратный путь, уже затемно мы приехали к месту ночевки на полуострове Средний. Быстро разбили палаточный лагерь возле остатков строений из плитняка и сварили уху. Кстати, дровами надо запасаться заранее, еще на трассе за Мурманском. С лесом на Среднем напряженка, лучше напилить сухих бревен из старых противоснежных заграждений вдоль дороги, за ними никто не следит, они давно развалились и теперь дорожники как-то обходятся, хотя зимой глубина снегового покрова в этих местах может достигать 5-6 метров.

За дневные достижения небо наградило нас полярным сиянием - по словам местных гидов, Aurora Borealis в конце сентября - довольно редкое явление, и нам снова очень повезло, как, впрочем, везло и всю дальнейшую дорогу.

ПОЧТИ РУССКИЙ ГОРОД

Никогда бы не подумал, что пограничный контроль с обеих сторон колонна из восьми автомобилей с водителями и пассажирами может пройти меньше чем за час - Борисоглебский погранпереход приятно поразил оперативностью, норвежцы так вообще не досматривали машины, только спрашивали у водителей, какого цвета у них автомобиль.

Киркенес оказался милым городком с аккуратными домиками и огромным торговым центром, куда мурманчане ездят за покупками так же часто, как москвичи в «Икею». Люди здесь дружелюбны, языкового барьера практически нет - обслуживающий персонал магазинов, кафе и гостиниц почти сплошь из России, даже названия улиц дублированы на русском. И вообще, жители Киркенеса до сих пор благодарны нашей стране за освобождение от фашистов, несмотря на то, что советские самолеты бомбили Киркенес всю войну, до 1944 года, но очень старались не нанести вреда гражданским объектам. Нам показали старое бомбоубежище. В шахте, пробитой в скале почти в центре города, умещалось до 2000 человек, система вентиляции была несовершенной, через 15-20 минут становилось нечем дышать и пересидеть в этой дыре всю ночь было невозможно. А бомбили, бывало, и по три раза за ночь. Люди не могли спать от страха, экскурсовод признался, что все испытывали такой жуткий стресс, что даже женщины начинали пить, надеясь хоть как-то забыться. Советских солдат встречали как освободителей, ведь наша армия не только отвоевала город, но и регулярно помогала населению продукта ми, медикаментами и теплыми вещами. К моменту освобождения 25 октября 1944 года Киркинес лежал в руинах, из 450 домов уцелело н более 30, но от бомбежек (бомбили город более трехсот раз и не менее 1000 раз объявлялась воздушная тревога) погибло всего девять местных жителей. А потом была война холодная, в городе построили еще одно, теперь уже противоатомное бомбоубежище. «Советская угроза» давно в прошлом, однако оно до сих пор действует, сегодня киркенесцы боятся не атомных бомб, а атомных подводных лодок российского флота - не дай бог рванет реактор, будет, где укрыться от локального апокалипсиса.

Но что это я все про войну да про войну, городок давно уже отстроен заново, и единственная армия, нашествию которой частенько подвергается Киркинес, - армия леммингов. Эти вездесущие грызуны бегают по улицам, бросаются под колеса, забираются в дома и даже на автоматических дверях нашей гостиницы висело объявление: «Пожалуйста, не пускайте леммингов в ресторан».

ЛУЧШАЯ СТРАНА В МИРЕ

Королевство Норвегия недаром занимает первое место в мире по индексу развития человеческого потенциала, оставляя позади США, Австралию и Новую Зеландию. Этот показатель вычисляется исходя из средней продолжительности жизни, общей грамотности, уровня достатка и еще массы данных (мы, кстати, на 65-м месте). Благосостояние видно повсюду-ровные дороги, красивые дома, качественные автомобили, хорошие продукты, да и цены в магазинах не слишком высоки для людей, чей средний заработок составляет около 3000 в пересчете на доллары уже после уплаты огромных норвежских налогов.

Понятно, что другого покрытия, кроме чистого асфальта, под колесами наших «китайцев» не встречалось до самого Нордкапа. Маршрут пролегал вдоль фьордов, чью величественную красоту обязательно нужно увидеть своими глазами хоть раз в жизни, ни одна фотография не способна передать те ощущения, которые мы испытывали. Глядя на все это забываешь даже о том, что лето здесь начинается дай бог в конце июня, и полгода стоит полярная ночь - все равно хочется остаться, пусть не на всю жизнь, но хотя бы на время, достаточное, чтобы привыкнуть и дать успокоиться душе, переполненной восторгом.

Между тем, мы все ближе к северной оконечности Европы, дорога петляет, уходит то вниз, то вверх, и наши автомобили раскрывают свой характер. Самым покладистым и тихим оказался дизельный Great Wall Hover H5 TD AT - он неплохо разгоняется даже в подъем, легко поддерживает скорость до 130 км/ч и довольно уверенно выходит на обгоны, правда, учитывая, что местные строго соблюдают правила, в основном приходится обгонять машины, идущие со скоростью 90-100 км/ч. Если бы не медлительный «автомат», к дизельному Hover Н5 вообще не было бы претензий, ведь за каких-то 835 000 рублей вы получаете большой полноприводной автомобиль в люксовой комплектации с АКПП, кожаным салоном, электропакетом, парктроником, климат-контролем, медиацентром с DVD, Bluetooth, MP3, разъемами AUX, USB и видеокамерой заднего обзора.

Бензиновый 2,4-литровый Hover H5 на «механике» менее проворен, у него заметный провал тяги на средних оборотах, движок приходиться «крутить», да и шума от него даже больше чем от дизеля. А вот пикап производит более приятное впечатление, хотя в целом о впечатляющей динамике тут говорить не приходится, мотор откровенно слабоват, это простой и честный работяга, не скрывающий своих недостатков, зато имеющий одно неоспоримое достоинство - цену от 545 000 рублей за простейшую версию. С тормозами у всех машин полный порядок, это мы выяснили, решив срезать путь через Финляндию. Оленей на здешних дорогах не меньше, чем священных коров в Индии, но в отличие от коров, исполненных буддистского спокойствия и умиротворенности, эти рогатые самоубийцы имеют привычку внезапно выскакивать в совершенно непредсказуемом направлении. Если стадо мирно пасется за двадцать метров от дороги, это совсем не значит, что через секунду никто не бросится вам наперерез с сумасшедшей скоростью.

К НОРДКАПУ СКВОЗЬ СКАЛЫ

Вся северная Норвегия изрыта тоннелями, одна из самых длинных «гномьих дорог» ведет на остров Магере. Чтобы попасть в городок Хоннингсвог, где мы заночевали перед последним броском на север, пришлось проехать под скалами почти семь километров (6870 метров), опустившись на 212 метров ниже уровня моря и заплатив по 145 крон за машину, плюс по 47 крон «с носа». Экипаж из трех человек должен выложить почти полторы тысячи рублей на наши деньги, и не тратьте все до последней кроны на сувениры, учтите, за выезд на Большую землю возьмут столько же. Деньги берут и за въезд на мыс, причем неважно, пешком или на машине вы передвигаетесь, такса 235 крон, впрочем, нам удалось сэкономить - сезон практически закончился, у КПП никто не дежурил.

Географические координаты мыса Нордкап 71°10'21" северной широты, со скалы высотой 308 метров в ясную погоду виден бескрайний простор Баренцева моря, здесь континент кончается, между Европой и Северным полюсом лежит лишь архипелаг Шпицберген. На краю обрыва установлен глобус из железных прутьев, желающие могут попытаться залезть внутрь, это не возбраняется. Команда ИРИТО с гордостью развернула на глобусе свой флаг, ведь это не первая крайняя точка, покорившаяся китайским вседорожникам, в прошлом году автомобили Great Wall достигли Мыса Доброй Надежды -самой южной оконечности африканского континента. Теперь осталось лишь закупить побольше сувениров в торгово-гостиничном комплексе, уходящем внутрь скалы на три этажа, наклеить на машины памятные сертификаты и посмотреть панорамный фильм о Нордкапе во все четыре времени года. Поверьте, не стоит жалеть денег на это короткое кино - изумительные панорамы с воздуха, прекрасный монтаж, отличное звуковое сопровождение вы вспомните еще не раз.

А теперь трезво оцените свои возможности, и если вы не просто «турист прохладной жизни», а настоящий покоритель севера, отправляйтесь к... самой северной точке Европы. Куда уж севернее?  Мыс  Кнившелоден (71°11'8° СШ), в переводе «Лезвие ножа», на полтора километра ближе к полюсу, но туда не проехать на машине. Девятикилометровый пеший переход до настоящего географического севера континента (18 км вместе с обратной дорогой) способен одолеть далеко не каждый. Каменистая тропа с крутыми спусками и подъемами отнимает много сил, путешествие займет 6-7 часов, и сувениров на Кнившелодене не продают, наоборот, возьмите с собой какую-нибудь памятную мелочь, чтобы оставить ее в ящике, привинченном к скале, распишитесь в журнале посещений и обязательно полистайте его - там найдутся записи со всех концов света.

СТАРЫЙ КОРАБЛЬ

«Войти сюда за пятачок, чтоб в пушку затолкать бычок и посетить кафе и винный зал», как поется в песне «Машины времени» не получится. Добравшись на пароме до острова Соройя и приехав в рыбацкий поселок Сорвер, крейсера «Мурманск» вы все равно не увидите. От штормов и туристов выброшенный на скалы корабль отделяет залив, каменный вал и «забор» из мощных металлоконструкций.

Уже не первый год крейсер пытаются оградить от моря и откачать воду, чтобы распилить и вывезти останки, но шторма сносят и сносят заграждения. Последняя попытка вроде бы должна увенчаться успехом, но стопроцентной гарантии не даст никто. Нам удалось договориться с капитаном буксира, который переправил команду журналистов на док, построенный вокруг корабля, и под строгим контролем прораба мы смогли осмотреть последнее пристанище крейсера.

Норвежцы подошли к делу со всей тщательностью - уже снятая проводка, дерево и металл сложены по отдельности, мощные насосы работают круглые сутки, экскаватор грузит в карьерный самосвал Volvo камень, который ссыпается в насыпь вдоль корпуса. Распиленные стволы корабельных орудий лежат возле причала, из-под воды виднеются ржавые башни и надстройки.

А ведь «Мурманск» еще мог бы послужить Отечеству - в конце восьмидесятых устаревший, но вполне рабочий корабль собирались переоборудовать в крейсер управления, но в связи с общим бардаком и перестройкой в стране работы так и не были выполнены. В конце концов «Мурманск» списали, разоружили и в 1994 году продали на металлолом. Когда сорвавшийся с тросов корабль выбросило на скалы, индийцы просто сбежали, здраво рассудив, что сдергивать «Мурманск» будет чудовищно дорого.

Боевой корабль долго служил приманкой для туристов, на его палубе даже устраивали дискотеки, но обитателям острова все же было не по себе под «прицелом» палубных орудий - от нежданно приплывшей прямо под католическое Рождество «достопримечательности» пытались избавиться всеми возможными способами. Российская сторона наотрез отказалась забирать юридически уже чужой корабль, а купившая «Мурманск» индийская компания так хорошо спрятались от ответственности, что норвежцам не оставалось ничего другого, как найти в крейсере радиоактивные вещества и прочие «вредности» и выделить 40 миллионов евро государственных денег на его утилизацию. Работы должны быть закончены в 2011 году, так что участники экспедиции, возможно, стали одними из последних россиян, видевших «Мурманск» вживую. Вернее, как это ни печально, «вмертвую» - от корабля уже мало что осталось.

СЕВЕРНЫЙ ЛЕДОВИТЫЙ СОБОР И МОСТ САМОУБИЙЦ

Посетив «Мурманск», мы достигли главной цели экспедиции, но не финальной точки поездки. Нас еще ждал заполярный Тромсе с самым северным в мире католическим кафедральным собором, лютеранским «Арктическим собором», - лютеранской церковью, построенной в стиле модерн в 1969 году и длинным мостом через бухту, огороженным высоким забором из гнутой арматуры. Говорят, что зимой от постоянного мрака некоторым «сносит крышу» и они бегут на этот мост топиться, но до полярной ночи в сентябре еще далеко, и на мосту я встречал лишь бегунов-спортсменов.

Автор: Григорий Алешин