Новости

Трудности перевода.

06.07. 2012


"Полный привод 4х4 №7, 2012"

ДВЕНАДЦАТЬ АВТОМОБИЛЕЙ GREAT WALL, МЕСЯЦ В ПУТИ, БОЛЕЕ ТРИДЦАТИ РОССИЙСКИХ И КИТАЙСКИХ ЖУРНАЛИСТОВ, СМЕНЯЮЩИХ ДРУГ ДРУГА ЗА РУЛЕМ - ЭТО АВТОПРОБЕГ «ПЕКИН - МОСКВА 2012», ОРГАНИЗОВАННЫЙ ОБЪЕДИНЕНИЕМ МЕЖДУНАРОДНОЙ ИНТЕГРАЦИИ В ТУРИЗМЕ «МИР БЕЗ ГРАНИЦ» В СОТРУДНИЧЕСТВЕ С КОМПАНИЕЙ ИРИТО. МЫ СТАРТОВАЛИ ИЗ ПОДНЕБЕСНОЙ 5 ИЮНЯ 2012 ГОДА, И УЖЕ ДОБРАЛИСЬ ДО ЧИТЫ, ЗАВЕРШИВ ПЕРВЫЙ, КИТАЙСКИЙ ЭТАП ПУТЕШЕСТВИЯ. 7 ИЮЛЯ МЫ ДОЛЖНЫ ФИНИШИРОВАТЬ В МОСКВЕ, НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ, ПЕРЕДАВ ЭСТАФЕТУ СТРАНСТВИЙ РАЛЛИ «ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ», А ПОКА ОТВЫКАЕМ ОТ ИДЕАЛЬНЫХ КИТАЙСКИХ АВТОСТРАД И ОТУЧАЕМСЯ ЕСТЬ ПАЛОЧКАМИ.

ЭКОШОК В ЭЛЕКТРОННОМ РАЮ

В Пекине +32° и жуткий смог. Такой сильный, что за плотной дымкой не разглядеть соседний квартал, как во время наших торфяных пожаров двухлетней давности, а ведь пекинцы дышат этой гадостью всю жизнь, правда, к середине дня смог чуть-чуть рассеивается, но чистого неба над городом мы так и не увидели. Половину предстартового дня съел полицейский участок - чтобы законно находиться за рулем, здесь необходимо получить временные права, а для этого надо явиться в полицию лично. Полицейский придирчиво рассматривает документы, как будто понимает по-русски, пытается сопоставить мое лицо с фото - мы же для них все одинаковы, но «корочки», усеянные иероглифами, я все же получаю, хорошо хоть не заставили сдавать правила на китайском. Кстати, пекинский полицейский участок так же прозрачен, как грузинский, - нет коридоров и тесных комнатушек с окнами-амбразурами, скорее он похож на чистенький зал ожидания провинциального аэропорта где-нибудь в Сургуте.

На культурный центр времени не осталось, пришлось ограничиться центром электронным - Ябао, или «Ебалу», с ударением на последнюю букву, как говорят наши соотечественники - место святое для каждого русскоговорящего туриста. Вывески на кириллице гласят: «сёмка, икра, креветка», «обувь, носкиичемодан». Самый прекрасный грамматический перл притаился в полумраке под лестницей: «волчедан мощщный сумка мыаданада». На русском есть даже водка, ну а чай и подавно. «Айфон нада, часы нада», «Друга захади скидка» «Твой сена френда нет» -как же, так я и поверил - торговаться надо жестко, уходить как минимум два раза, иначе проку не будет. Здесь есть два сорта электроники - «китайская» и «настоящая». На копеечный левак с надписью Apple зариться не стоит, сами продавцы не скрывают его качества, но, если сумеешь договориться, можно купить натуральный «Айфон» как минимум на треть дешевле, чем в России - «Яблоки» официально производятся в Китае. Познав истинную цену любого фирменного товара, мы отправились спать - четыре часа разницы во времени с Москвой и десятичасовой перелет - серьезное испытание даже для закаленного организма автомобильного журналиста.

БРОУНОВСКОЕ ДВИЖЕНИЕ

Старт любого автопробега - это всегда сумбур, а нашего и подавно - тертых калачей автомобильной журналистики в караване немного, китайские товарищи суетливы, деятельны и улыбчивы, но из десятка китайских участников всего двое хоть что-то понимают по-русски и по-английски, однако руководят, помогают и советуют все подряд. Свой вклад в сумятицу вносят пекинские средства массовой информации, массово освещающие мероприятие - большой конференц-зал битком забит журналистами, ведь старт пробегу дают Александр Радьков, руководитель Федерального агентства по туризму РФ, Чжу Шаньчжун, заместитель начальника Государственного управления по делам туризма КНР, и вице президент компании Great Wall Motors Co, Ltd. Син Венлин. Господин Чжу вручил руководителю автопробега Алексею Люткевичу памятное шелковое панно, которое мы должны передать на финише организаторам «Шелкового пути», а они, в свою очередь, доставят его в Сочи и передадут в музей Олимпийского комитета.

Наконец официальная часть закончилась, но двигаться колонной из дюжины автомобилей по Пекину - настоящее мучение для привыкших хоть к какому-то порядку соотечественников. Здесь нельзя уступать, соблюдать правила и тормозить, иначе просто никуда не приедешь. Основной принцип - смотри по сторонам, жми на сигнал и езжай куда надо. Не знаю, хорошо это или плохо, но мне нравится такой бардак, ведь здесь вообще нет агрессии, а сигнал - это предупреждение о намерениях, и не больше. Велосипедисты, пешеходы, скутеристы мечутся дикими стадами во всех направлениях, обращая внимание разве что на светофоры, и то не всегда. Разворот через сплошную, езда по встречке, поперек потока - в порядке вещей. Пробки не стоячие, как у нас, а ползущие с равномерной скоростью. Китайцы вообще ездят в городах очень медленно на наш взгляд, зато и аварий практически нет, с 20-30 км/ч всегда успеешь тормознуть, если будешь внимателен, а местные очень внимательны и отлично мониторят обстановку.

В потоке можно встретить весь «пул» элитных авто (большинство производится здесь же - в Китае). BMW, Mercedes, Audi, «кирпичи» Jeep Cherokee - не наглеют сверх меры и не ожидают раболепия от соседних развалюх. В очень большом почете Volkswagen, особенно древние Jetta и Santana - эти супернадежные автомобили здесь до сих пор выпускают. VW Jetta - любимая машина местных таксистов, а их здесь не счесть, наверно больше, чем в Нью-Йорке.

Из Пекина выбрались только к середине дня, а 266 км до Бэйдахэ пролетели на одном дыхании - в Китае отличные, очень качественные дороги без единой выбоины. Мы видели, как их строят - рабочие делают плотную обвязку из железной арматуры и заливают бетоном, поверх кладут хороший асфальт. Все новые автострады платные, бензин не дешев - 40-50 рублей за литр 92-го, поэтому без нужды никто не ездит, современные четырех полосные шоссе заняты в основном грузовиками, но даже они не оставляют колеи, настолько высоко качество строительства.

ЗАУРАЛЬСКАЯ ЗДРАВНИЦА

Наша первая цель (мы же разведчики туристических маршрутов) - курортный городок Бэдайхэ на берегу Бохайского залива Желтого моря. Правда наши зауральские туристы разведали его задолго до нас, а китайцы сориентировались, настроили отелей, навешали призывных вывесок (массаж, иглоукалывание, дискотека, ресторан «Россия») и превратили Бэдайхэ в практически полное подобие Геленджика, только более аккуратное, современное и ухоженное. Не знаю, почему море назвали Желтым, скорее оно мутное - сильные волны поднимают со дна песок, вода у берега совсем не прозрачная, но теплая, я искупался, а вот местным пока прохладно, они стоят на камнях и любуются прибоем, а когда стемнеет, гоняют на велосипедах-тандемах. Настоящее разгульное веселье начнется позже, когда море прогреется как следует, - от «руссо туристо» будет не продохнуть, - хорошо, что весь этот «Тагил» мы не застанем, завтра мы будем уже в Харбине.

МАМОНТЫ НА АСФАЛЬТЕ

Тысячу километров до Харбина по фантастически ровным, прямым как стрела, хайвеям мы пролетели за 16 часов, учитывая остановки на пунктах оплаты, обед и прочие задержки. А ведь мы ехали колонной! За дороги Китаю можно ставить десять баллов из пяти возможных, они лучше
европейских, причем сопутствующая инфраструктура - туалеты, кафе, магазины, бензоколонки - на приемлемом уровне, но выглядит все по-советски - коммунизм же, хоть и с человеческим лицом.
Разрешенная скорость на автострадах 120 км/ч, легковых машин почти нет, а фуры не очень мешают. Эти старые, страшно перегруженные, негабаритные (здесь это никого не волнует) мастодонты любят играть в пятнашки. Одна груженная в три ряда китайскими легковушками «телега» со скоростью 25 км/ч обгоняет другую, под завязку набитую чесноком и капустой, движущуюся под 20 км/ч. Процесс неспешный, но местные заныривают на обочину, лавируют, да еще завешивают задний номерной знак тряпочкой - чтобы радар (они здесь фотографируют сзади) не вычислил. Просочиться между фурами удается даже нашей колонне - настолько они неторопливы. Путь в тысячу ли, вернее в две тысячи (один ли это примерно 500 метров), оказался не так уж труден. Хватило сил прогуляться по ночному Харбину. Город темноват - рекламы почти не видно, многоголос и суетлив. В местном аналоге KFC, кажется «Дядюшка Ли» по-китайски, подают лапшу с мясом в пол-литровых тарелках, а продуктовые лавчонки работают допоздна. На улицах грязь и бардак - кажется это вообще характерная черта китайских городов.

ГДЕ ВЫ, ЭМИГРАНТЫ?

Харбин утром еще страшнее утреннего Пекина. Из гостиничного номера на 11-м этаже видно, что слова «Харбин» и «экология» не совместимы в принципе. Смог здесь плотнее, а небоскребов больше. Толпы народа, смрад и кумар, лишь к середине дня смог сдуло, а сквозь редкие облака выглянуло солнце. В центре кипит бурная и хаотичная жизнь, замотанные по глаза в платки тетки жарят какую-то еду, тлеет уголь в жаровнях, и все это напротив дорогого небоскреба нашего отеля. Мы взяли моторикшу и вчетвером втиснулись в это трехколесное чудо, так двигаться намного быстрее, чем в такси. Рикша без стеснения ехал по тротуарам, встречкам, разворачивался на пешеходных переходах и пугал огромные туристические автобусы. Принцип «езжай - не зевай, кому нужнее, тот и прав» и здесь блюдут свято. Десятимиллионный город с узкими улицами и огромным количеством машин как-то умудряется жить почти без крупногабаритного общественного транспорта, - а о выделенных полосах тут и вовсе никогда не слыхали, зато везде есть велодорожки.

На шелковой фабрике, вернее в магазине с одним демонстрационным станком, оказалось интересно. Маленький, со школьную тетрадь, кусок шелковой пряжи, растягивается до размеров двуспального одеяла. Получается нетканая паутинка, ее укладывают в 60-70 слоев. Одеяло, сделанное по такой технологии, греет зимой и не жарит летом, почти не грязнится и служит долгие годы. Правда, «впарить» нам свой дорогущий товар милым китаянкам не удалось, даже изъясняясь по-русски, - мы отправились взглянуть на то, что осталось от старого Харбина, основанного русскими в конце XIX века как железнодорожная станция Трансманчжурской магистрали.

Софийский собор - когда-то действующий храм Харбинской и Маньчжурской епархии Китайской православной церкви, а ныне - архитектурный музей, стоит на широкой площади, и наверняка выглядел бы величественно, если бы не окружающие высотки. Китайцы приходят сюда делать свадебные фото. Одинаковые розовые платья, одинаково милые лица и дежурные позы - парочки стоят в очередь к излюбленным фотографами местам. Ни гостей, ни родственников, ни тостов - молодые заняты делом, эти фото потом покажут на свадьбе, а лучшее повесят в спальню. Нашим невестам стоило бы перенять этот опыт - одновременно праздновать, сниматься, фотографироваться и управлять толпой пьяных гостей слишком хлопотно.

СКОРПИОНЫ НА «АРБАТЕ»

В Харбине есть свой «Арбат» - новенькая, очень чистая, не в пример остальному городу, пешеходная улица. По ней гуляют аккуратные толпы в основном молодых китайцев, заходят в аккуратные дорогие магазинчики - хочешь Parker, хочешь Armani. Здесь даже съестные ряды не выглядят грязной, вонючей свалкой, поэтому я с удовольствием съел маленького скорпиона, толстую сочную личинку жука и две крупных саранчи. Все было при мне обжарено в кипящем масле и приправлено солью с красным перцем. На вкус насекомые и скорпион почти не различимы - все похоже на креветочные чипсы, но жутко дорого - по 5-10 юаней (один юань - примерно пять с половиной рублей) за штучку, для сравнения - столько же стоит пол-литровая бутылка 56% местной водки. Будь саранча помельче и подешевле, я бы купил пакет - вместо семечек в дорогу.

ЛАС-ВЕГАС ВНУТРЕННЕЙ МОНГОЛИИ

Если бы не запланированный ночлег в ничем не примечательном городке Цицикар, маршрут Харбин - город Маньчжурия можно было пройти одним днем, шоссе здесь еще лучше за исключением объезда пока еще закрытого куска магистрали общенационального значения Годао 301 и ее небольшого недостроенного участка, хотя, казалось бы, лучше некуда. Представьте себе бескрайнюю степь, пронзенную асфальтовой струной до самого горизонта, до пограничного перехода в Забайкальске, до последнего метра китайской земли. Нет, это наверно слишком сложно для нас, всю жизнь страдающих от двух бед, одна из которых - дороги. Маньчжурия - городской уезд городского округа Хулун-Буир автономного района Внутренняя Монголия - вырос из торговли с Россией. В 90-х годах прошлого века это был нищий поселок, где на открытых развалах наши челноки занимались меновой торговлей с китайцами - чайники на термосы, шинели на одеяла. Бизнес оказался настолько прибыльным, что теперь среди голой степи на китайской стороне стоит шикарный город, сплошь застроенный высотками гостиниц, развлекательными центрами и магазинами. Гремучая смесь Лас-Вегаса и Черкизона - средоточие порока, разврата и торговли, общается на русском, торгуется и напивается до полусмерти, пользуется услугами борделей, замаскированных под массажные салоны, и пляшет на дискотеке гостиниц «Порт» и «Байкал». Сюда приезжают оттянуться и «пошопиться», даже памятники напоминают, зачем вы здесь, - скульптурные группы типа «Шуба недорага» или семьи измученных челноков - богатый город отливает свою историю в бронзе. Вплотную к погранпереходу целый парк точных копий главных российских монументов - «Рабочий и Колхозница» соседствуют с «Родиной-Матерью», а рядом стоит самая большая в мире матрешка - пять этажей, лифт, ресторан и магазин внутри. Одно время весь Забайкальск работал «кэмелами» - чтобы перетащить товар через границу, купец нанимал, да и сейчас нанимает, целый караван людей-верблюдов, экономя на растаможке. Один «кэмел» получает 600 рублей за ходку - неплохо по местным меркам.

ЗДРАВСТВУЙ, ЗЕМЛЯ РОССИЙСКАЯ!

Сразу за российской таможней нас ждали с цветами, караваем и митингом, жаль, с нами не было Остапа Бендера - ударять по бездорожью и разгильдяйству можно от самой границы. Вспученный асфальт, брошенные и разграбленные дома военных, разруха и очевидная бедность Забайкальем шокировали даже нас, а не только китайцев, которые увлеченно фотографировали кучи мусора в бассейне забайкальского «степного парка» и унылые панорамы поселка. Кое-что делается - построена новая больница, детский сад, но все же доходная торговля не идет впрок поселку, из которого отлично видны роскошные манчьжурские высотки. Естественно, китайцы и здесь вовсю крутят дела - автосервис, теплицы, ферма, лучший ресторан и гостиница принадлежат бывшему нищему рикше, за 22 года мужик неплохо «поднялся». Но встречал нас не он, а местные предпринимательницы - очень душевные и гостеприимные женщины приложили все силы к тому, чтобы мы чувствовали себя как дома, а власти района предоставили полицейское сопровождение по трассе.

ДЮЖИНА С КОНВЕЙЕРА

Все 12 машин для автопробега предоставила компания ИРИТО. Автомобили полностью стандартны и не проходили никакой специальной подготовки или отбора. Восемь кроссоверов Great Wall Hover Н6 с дизельными и бензиновыми моторами, два паркетника Great Wall М2 и два пикапа Great Wall Wingle 5 отправились в путь прямо с конвейера, по дороге проходя «обкатку» под управлением журналистов, а это испытание не менее серьезное, чем российские дороги. Пока все машины в строю и поломок не было. Загадывать вредно, но. судя по поведению машин, у нас есть все шансы финишировать в срок без происшествий с техникой.

ДЖИПЕРЫ БОРЗИ

В городе Борзя нас встречали не только представители администрации, но и местные джиперы во главе с президентом Борзинского клуба любителей внедорожников «Сапсан» Александром Ковриковым (позывной «Биджо»). Клуб небольшой, существует всего третий год, но уже провел множество мероприятий - клубные выезды, джип-спринты, рейды, благотворительная эстафета «Дети 4x4», а 11 июня, на следующий день после нашей встречи, готовился принять второй этап Кубка Забайкальского края по внедорожному спорту сезона 2012 года. Тюнинг-ателье в Борзе пока что нет, мужики готовят автомобили сами, у себя в гаражах, и, судя по клубным машинам, получается у них очень неплохо.

АГИНСКОЕ - ЧИТА, ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ФИНИШ

Агинское, или Ага, если по-бурятски, - большой, процветающий поселок, до 2008 года был административным центром Агинского Бурятского автономного округа. Здесь родился знаменитый исследователь Тибета Г. Ц. Цибиков - ему посвящена экспозиция в местном краеведческом музее, где встречали уже не хлебом-солью, а приветственными синими шарфами хадаками и церемониальной белой пищей. В Агинском дацане нас тоже приняли радушно, молодой лама долго объяснял нам суть учения Будды и водил по храмам. Интересно, что с приходом буддизма на бурятскую землю, здесь не перевелись шаманы и не были забыты местные духи. Духам предложили сотрудничество, пообещав взамен возможность родиться людьми (это самое благоприятное перерождение), а шаманы, как и ламы, направляют друг к другу людей, если видят, что кто-то из них сможет лучше помочь конкретному человеку. Надеюсь, посетив дацан, мы достаточно улучшили карму нашего путешествия, ведь после остановки в Чите нам предстоит один из самых трудных участков - перегон до Улан-Удэ длиной более семисот километров, а дороги у нас отнюдь не китайские.

(продолжение следует)

Автор: Григорий Алешин