Новости

Great Wall на краю света

19.03. 2013


Газета За рулем Москва №05, 2013

Уанглийского слова «hover» масса значений. Это и «парить», и «прикрывать», и «ждать поблизости», и даже «быть на краю»! А еще так – Great Wall, с большой буквы, – называются китайские внедорожники Great Wall. Чтобы доказать их выносливость и универсальность, китайцы отправили свои машины буквально на край света – на архипелаг Шпицберген. Вслед за ними послали большую интернациональную группу журналистов… Арктический тест!

 

Вернее было так: в 2011 году российский дистрибьютор Great Wall, компания «Ирито», организовал пробег в самую северную точку Европы, на мыс Нордкап. Китайцы же решили превзойти русских и провести большой тест-драйв еще ближе к Северному полюсу, на Шпицбергене. Это одно из названий архипелага, группы из тысячи островов «на стыке» трех морей и Северного Ледовитого океана, база покорителей Арктики. До полюса – 1020 км от самой северной точки, острова Росс. «Шпицберген» (в переводе – «острые горы») придумал голландец Баренц. Норвежцы именуют эту землю Свальбардом. Название Грумант приписывают поморам, которые, говорят, освоили острова задолго до норвежцев. Есть и поэтические имена типа «Ледникового Эльдорадо» или «Полярной пустыни». Их множество.

 

В гостях у мишек


Шпицберген формально принадлежит Норвегии. Но это свободная экономическая зона, где могут работать все, кто пожелает. На практике эту возможность активно используют только Норвегия и Россия. Арктика – сложно и дорого. Уголь, который рубят в Баренцбурге, например, практически весь уходит на внутренние нужды, предприятие убыточно. Зато выгодно политически. Мы можем ездить на архипелаг без визы. Есть небольшие предприятия на Шпицбергене у Польши и… КНР. Факт.

 

Больше всего здесь, конечно, норвежцев. На втором месте – русские (то есть все русскоговорящие из СНГ). На третьем – поляки. В последнее время быстро растет диаспора из… Филиппин. Работают школы и три детских сада. Рожать возят на материк. Кладбищ нет: вечная мерзлота, мертвые привлекают хищников.


По-настоящему властвуют здесь вовсе не люди, а белые (полярные) медведи. Их сейчас около 3000. Людей – 2600. На выезде из города стоят знаки, предупреждающие, что Свальбард – медвежья территория. В каждом строении, в том числе местном университете, самом северном в мире, есть ячейки для хранения оружия. Пользоваться им учат с детства. Но убивать животных запрещено с 1973 года. Так что на медведя здесь не ходят, даже с друзьями. Зато и медведи отвечают взаимностью, встреч с людьми не ищут.

 

Мы – ПИОНЕРЫ


Четыре Hover H5 и один пикап Wingle пришли своим ходом в Тромсе, откуда их морем переправили на Шпицберген. Точнее, в столицу, Лонгйир (Лонгйирбюен). Изначально планировалось, что в «арктическом тесте» примут участие и новые H6, но «эйч-шестой» мы увидели только в масштабе 1:24, на столе во время приема у губернатора. По словам нынешнего главы местной администрации, Одда Ульсена Ингерё, это первый тест-драйв такого масштаба в его вотчине. Да и простые местные жители с удивлением рассматривали диковинные для них машины и расспрашивали нас о том, что мы здесь делаем. Услышав ответ, переспрашивали, не веря своим ушам: «Двадцать пять китайцев, шесть русских, двое болгар и один южноафриканец тестируют здесь машины? «Великая Стена»? Ни разу не слышали. Выглядят неплохо. В Норвегии продаются? А в России? Сколько стоят? От 17 500 евро? Очень интересно!..»

На самом большом острове архипелага, конечно, есть автомобильные дороги, общей протяженностью около 50 км. Есть и автопарк, не только легковушки, но даже и грузовики с автобусами. Но самые распространенные транспортные средства – снегоходы. Встречаются собачьи упряжки. Однако это уже скорее дань традиции и забава для туристов, которых сюда приезжают тысячи, особенно в полярный день, длящийся с мая по август. Основной поток туристов идет через местный аэропорт, открытый в 1975 году. Летают борты «Скандинавских авиалиний» (SAS), но не каждый день, а с выходными. Мы застали как раз один из таких дней, и для нас на взлетном поле организовали «мастер-класс» со «змейками», «разгон-торможениями», «переставками» и прочими обычными зимними упражнениями. Выполняли их, естественно, на «эйч-пятых». Жестко. И не сломали.


Но такие «айс-тесты» – экзотика для китайцев. Мы же, взяв в компанию ребят из Болгарии, старались побольше поездить по обычным дорогам. Финишировали на плато Брегет, где стоят антенны спутниковой связи SlavSAT и обсерватория по изучению северного сияния КНО. Красотища невероятная. Пишу – и уже хочется вернуться. Автомобильный маршрут проложен коллегами, которые возвращались на одном из H5 в Питер. Авантюра? Теперь уже нет… Можно повторить.


Только полный


Дороги на Шпицбергене в целом хорошие, но суровый климат накладывает свой отпечаток на условия передвижения. Перед съемками похолодало, наснежило, и ездить пришлось с включенным полным приводом. Тем более что наши автомобили были «обуты» во всесезонные шины, а мы опять поднимались в горы, на Брегет. Дорожное полотно терялось в снежной пелене уже через несколько метров. На этот раз я был за рулем дизельного H5 с автоматической коробкой, мой коллега Михаил Лобачев – на автомобиле с бензиновым двигателем и «механикой». Мой вариант показался удобнее из-за более тяговитого двигателя и упрощенного управления.


И с самого утра я мысленно благодарил неизвестных мне предусмотрительных людей, установивших на дизельный Hover предпусковой подогреватель. У нас это опция, считающаяся весьма дорогостоящей. Я бы сказал, оправданно дорогой. Даже не в Арктике.

 

Вердикт


Илья Пименов, редактор:
Это было по пути на Шпицберген. Мой сосед по самолету, норвежец, раскрыл книгу и углубился в ее изучение. Случайно бросив взгляд, я увидел учебник китайского языка и был уверен, что этот человек летит в составе нашей группы. Оказалось, нет, совершенно посторонний, учит «для бизнеса». Английским уже не обойтись, даже на Шпицбергене.

 

Автор: Илья Пименов